Южная служба новостей: Валерия Байкеева: Нужно чтобы руководители всех мастей любили кино

26 сентября 2017

Валерия Байкеева – главный отборщик питчинг-проектов на BRIDGE of ARTS 2017, который прошел в Ростове-на-Дону, член жюри, – человек известный. По её сценариям снимают сериалы для телеканалов, её диалоги воспроизводят на экране всевозможные звёзды, за её острыми и меткими на словцо интервью выстраиваются в очередь журналисты. Ей-то мы и задали вопрос: почему, по мнению многих участников, питчинги в России не работают?

– Чтобы так утверждать, нужно поучаствовать не в одном, а в десятках таких отборов. Хотя отчасти я согласна с утверждением, что в России питчинги пока не работают. Давайте начнём с азов. Питч – это вброс. И, как совершенно верно говорит мой друг Давид Шнейдеров (вместе с Валерией Байкеевой входил в состав жюри ростовских питчингов. – Прим. ред.), у нас этот «вброс» никто делать не умеет.

В Америке сценаристов сначала учат рассказывать, а потом уже писать. Их заставляют читать книги, смотреть фильмы, а потом – пересказывать их в той же стилистике. А в нашей волшебной стране этому не учат. Из всех проектов, отсмотренных нами на питчингах BRIDGE of ARTS, было только два профессионально сделанных мессенджа. Первый – проект документального кино «От чего мы вымерли» Максима Рожкова. Потрясающий парень, потрясающая идея, из которой, на наш со Шнейдеровым взгляд, можно сделать восьмисерийный голливудский блокбастер. Второй профессиональный питчинг сделала Елена Цвентух, она провела классическую презентацию своей нежной очаровательной короткометражки «Пошла бабушка в аптеку».

Остальное – детские попытки что-то рассказать. И это ни в коем случае нельзя отнести к недоработкам организаторов питчингов, просто мы это пока делать не умеем.

Вот приехал в Ростов Максим Медведецкий из Беларуси (проект «Улыбка Будды»), – и я сделаю всё, чтобы попытаться продвинуть этого парня. У него такое количество заявок, он с такой скоростью пишет, идеи у него свежайшие, очаровательные. Но питчинговать он не умеет. Вот я рассказывала на мастер-классе про Роберта Коцберга. Это американский бизнесмен, который проводит питчинги за деньги. Он на этом делает огромные деньги, он может продать всё. В начале 1990-х он явился на студию New Line с идеей сай-фай триллера о собаке-мутанте, убивающей людей, и выдал менеджеру ровно три слова: «"Челюсти" с лапами!». Он вышел уже с шестизначным чеком в кармане. Вот таких людей нам нужно выращивать. И пусть они продают Максима Медведецкого, который просто физически не в состоянии разговаривать быстро и внятно.

Мало того, что мы не умеем рассказывать о своих проектах, так ещё и непонятна цель всего этого. Авторы не умеют подавать свои идеи, а продюсеры – не умеют брать их. В голове нормального человека всегда будет сидеть вопрос – для чего я всё это затеваю? Иду на питчинг? Ради чего? Все эти носители прекрасных идей идут на питчинг с конкретной задачей – за помощью. Да, за оценкой своего творчества тоже, но в большей степени – за материальной поддержкой. И где же, спрашиваю я вас, приз? Нужно делать нормальный призовой фонд. Вот Магомед Кумыков приехал с потрясающей идеей «Внук», так ему бы дали хоть какой-то приз, чтобы он запустил свой проект. Нужен призовой фонд, потому что прекрасных идей в России много.

И тут, конечно, нужно начинать с главного – чтобы руководители всех мастей любили кино. Вот когда они будут ходить в кино – тогда всё будет хорошо. Найдутся деньги сразу же! Фонд кино перестанет давать деньги своим кумовьям. А станет давать таким, как Максим Рожков, как Магомед Кумыков, как Лена Цвентух! Или девочке Ане Барсуковой, которая привезла практически готовый фильм про детей-сирот (проект «Ты не один»). Это же просто бомба! Нужно хоть где-то изыскать денег, чтобы был призовой фонд, – тогда питчинги будут работать.

– Что нужно и не нужно российскому зрителю? Что посоветуете начинающим режиссёрам: стоит ли творить «в стол», надеясь на будущие времена и оценку потомков?

– Понятно, что не все проекты, представляемые на питчингах, вызывают равнозначный интерес. Есть ещё внешние факторы. Вот у меня лежат четыре чёрные комедии – чернее ночи, сажи, моих мыслей. Но они – лежат. Потому что они не просто не ко времени. Они никогда в этой стране не будут востребованы. Потому что абстрактно смеяться у нас мало кто умеет. У нас смеются над комедией «Горько» и не смеются над комедией «Кин-дза-дза!».

Влияют на зрительский спрос и телеканалы. Это давно всем известно. Первый канал берёт истории серьёзные, суровые, костюмные, «широкие, глубокие, как Волга, полноводные». Второй канал «Россия» берёт «кровинушку, скотинушку и бл…ку». «Домашний канал» – всё вышеперечисленное, но с бюджетом «раздели на тысячу» и с требованием снять всё в одной локации и в одном дворе. Канал «Культура» мы обсуждать не будем, это хороший канал, каналы ТНТ и ТВ-3 как-то разделились между собой, и я теперь не очень хорошо понимаю, кто есть кто, но раньше мы очень хорошо знали: ТВ-3 – это хоки, ужасы и прочее мракобесие, а ТНТ – это «Интерны». То есть все каналы уже разбрелись и разобрались, «все девчонки – по парам».

Но людям, пишущим «в стол», не нужно расстраиваться: каналы и телевидение стремительно теряют свою аудиторию. Страна стареет, а те, кто что-то ещё хочет увидеть, уходят в Интернет. Каналам остаются пожилые люди, люди регионов, которые тоже стареют и редеют. Если в ближайшее время каналы не найдут в себе силы сделать какой-то апгрейд, будет большая беда.

Поэтому всё-таки надо участвовать в питчингах, даже таких неумелых и делающих первые шаги, как в России. Думаю, что всё-таки они что-то дают: опыт, общение, связи. Вот в этом году на BRIDGE of ARTS Давид Шнейдеров нашёл себе интересных авторов, я подгребла кого-то, Аркадий Инин нашёл себе каких-то ребят, Сергей Багиров взял несколько проектов, Симона Бауманн решила ознакомиться со многими идеями поближе. Будем помогать!

Текст: Светлана Лукьянчикова

ЧИТАТЬ полностью: yugsn.ru