По итогам первого международного кинофестиваля «Bridge of arts»

05 сентября 2015

В Ростове-на-Дону состоялся первый международный кинофестиваль. «Крупнейший город на юге Российской федерации», «десятый по численности», «пятый в рейтинге привлекательности» и т. д. почему-то до сих пор оставался без своего крупного кинофестиваля. Странный факт. Если посмотреть на фестивальные списки России, кажется, своего нет только в условиях вечной мерзлоты.

Есть, правда, международный фестиваль семейного кино «Вверх», приобретший статус ежегодного, но почему-то не получивший широкой огласки и особо не замеченный даже составителями вышеупомянутых списков.

Было несколько фестивалей регионального масштаба, несколько фестивалей просмотрового формата (без церемоний, призов и членов жюри), да и, пожалуй, всё. Хотя вопрос о его проведении силами уроженцев славного города, судя по всему, обсуждался еще с середины двухтысячных.

С появлением каждого нового фестиваля, ввиду их количества, приходится дифференцировать его тематику, то есть, по-своему, оправдывать его существование и проводить различие между ним и всеми прочими.

«Bridge of arts», при всем богатстве выбора и возможностях повтора, нашли достаточно любопытную нишу, при этом, как нельзя лучше соответствующую его организаторам, в частности, президенту Олегу Тактарову как актеру и спортсмену в одном лице.

Вопреки федеральным коллегам и вторя модераторам фестиваля, речь пойдет о «Bridge of arts» в контексте его тематики. Мотивационное кино. Тема, вызывающая очень много вопросов, особенно у человека, привыкшего рассуждать о кино исключительно в русле эстетики.

Как ни странно, достаточно устойчивое словосочетание, и хотя определить таковое довольно сложно, понятно, что речь идет о фильмах, герои которых, сталкиваясь с непреодолимыми жизненными обстоятельствами, решаются их ради чего-то преодолеть.

При всей любви россиян к демотиваторам, преодоление непреодолимых жизненных обстоятельств — тема актуальная, особенно в бытовых условиях российских регионов.

Слово «мотивация», помимо всего прочего, предполагает своего реципиента, человека, которого мотивируют. И тут мы подходим к основному преимуществу такой постановки вопроса. Под формулировку «мотивационное кино» подходит исключительно кино зрительское. Поскольку фестивальное кино намертво ассоциируется с отсутствием зрителя, такая тематика, может быть, даже хороша. Да и никто до сих пор хорошему зрительскому кино в эстетике не отказывал.

Крупнейшие фестивали в России, в частности, в Москве, в большинстве своем организуются кинокритиками и теоретиками кино, которыми составляется программа. Это оборачивается проблемой, о которой уже много лет говорят все, причем, та же ситуация и в литературе, и в современном искусстве в целом — оно не ориентировано на реципиента. У литературы нет читателей, кроме литераторов, у кино нет зрителя, кроме кинокритиков и производителей киноконтента.

На любом московском кинофестивале, даже на ММКФ, тяжеловато встретить человека, который пришел сюда, не имея никакого отношения к СМИ, производству фильмов или видео. Даже, если кажется, что народу очень много, если приглядеться, то у каждого пришедшего можно заметить бейджик с аккредитацией.

В Ростове — нет. Мы говорим сейчас именно о кинопоказах. Хотя, будем честными, освещение фестиваля среди горожан не прошло в этот раз на должном уровне. На четвертый из пяти дней показов, на улице, увидев бейдж прессы, подходили жители и спрашивали, а что здесь, собственно, происходит, но спишем это на первый блин, которому всегда чего-то недостает.

Тем, не менее, мы имеем дело с городом-миллионником. И если в течение рабочей недели, как и везде, дневные показы проходили вяло, то на ночные показы короткого метра и на дневные показы в выходные были полные залы обычных людей (показы короткометражек, вообще, прошли в атмосфере полного аншлага). Здесь стоит отметить работу основного отборщика конкурсной программы Анастасии Поляковой (не кинокритика, к слову) — посмотрела 200 фильмов на языке оригинала и составила реально хорошую программу, балансирующую на грани эстетики и зрительского кино. Вообще, ситуация показательная, отборщик, имеющий определенный уровень образования, с высоты своего зрительского вкуса вполне способен сформировать адекватную программу при наличии достаточного количества претендентов.

Говоря о неотъемлемой части «зрительского», большое внимание на фестивале было отведено индустрии. Делался упор на то, чтобы привлечь инвестиции в производство кино непосредственно в Ростове и области, что кажется обоснованным и даже реальным ввиду большого количества любопытных экстерьеров и интерьеров в городе, сохранившем свою историческую аутентичность и расположенном в благоприятной климатической зоне с разнообразными ландшафтами, во-многом аналогичными крымским пейзажам, но в более рентабельном варианте.

Была разнообразная деловая программа, которой отводилось видное место. Было большое количество людей, которые имеют отношение непосредственно к индустрии (список гостей и участников делового форума выглядит именно индустриальным): Сергей Багиров, Сергей Гинзбург, Екатерина Гечмен-Вальдек — все они больше соотносятся с организацией производства.

Тяжело дать этой ситуации однозначную оценку, поскольку как раз индустриальное кино в России частенько антагонистично эстетике, но, с другой стороны, это дает надежду на то, что на границах крупного производства, как это обычно и бывает, будут появляться реально стоящие вещи. Да и вообще, привлечение инвестиций в область дает большие перспективы городу, чего очень хотелось бы пожелать Ростову. Например, в отношении исторического облика узких улочек и многоярусных дворов, которые без привлечения средств в скором времени могут этот самый облик потерять. А найти такую натуру сейчас практически нереально.

Возвращаясь к теме мотивации. Главными приглашенными лицами фестиваля были голливудские звезды второго эшелона: Марк Дакаскос, актер и спортсмен Томми Листер, Маттиас Хьюз, а если учесть изначально заявленных Стивена Сигала и Денни Трехо, то становится понятно о каком мотивационном кино идет речь. Кино, созвучном Олегу Тактарову, сама биография которого, может замотивировать половину региональной молодежи. Видимо, ориентируясь на это, в рамках фестиваля был проведен масштабный спортивный фестиваль, где было все, начиная от гребли и заканчивая скачками. Футбол, волейбол, самбо, пауэрлифтинг, капоэйро, акробатика, воркаут и т. д., сопровождавшиеся наличием чемпионов мира по каждому из заявленных направлений. Такое я, например, встречаю в первый раз.

То есть звезды спорта были приглашены в полном составе на красную дорожку наравне с актерами, режиссерами и членами жюри. И в рамках идеологии фестиваля это выглядело уместно.

Кажется, такое внимание к «бойцовскому» и «спортивному» кино может спровоцировать некоторую односторонность фестиваля. А с другой стороны, индустрию большого спорта только поначалу хочется интерпретировать отрицательно. Спорт, по большому счету, является некой идеальной и наиболее показательной моделью любой другой индустрии, где у всех, кто выбирает себе специальность, есть разные мотивации для достижения высоких результатов.

Спортсмены, при близком рассмотрении, часто демонстрируют пример удивительных личностных качеств, и часто мотивацией к достижениям становятся, как ни странно, не слава и деньги. Посмотреть хотя бы интервью наших олимпийских чемпионов и тренеров. Загадочно, конечно, но для многих из них мотивацией являются самосовершенствование, честь страны или клуба и, в целом, выполнение некоторого долга в силу выбранного ими специфического вида деятельности.

Таким, при близком рассмотрении, оказывается и кино о спорте в определенных своих проявлениях. Таким, при близком рассмотрении, оказался и Олег Тактаров, открытый, приятный и, что немаловажно для президента фестиваля, грамотно и ровно отвечающий на вопросы журналистов (и не брезгующий, в отличие от звездных коллег, появляться в местной ростовской рекламе).

Пожалуй, это был единственный из всех, виденных мной, фестивалей, на котором практически не произносили слово искусство. При этом победителем фестиваля, заслуга профессионализма международного жюри, стал удивительный и действительно хороший во всех отношениях фильм «Человек внутри меня», причем турецкий. Смею утверждать, что даже в сильной конкурсной программе ММКФ этого года таких универсально и очевидно хороших фильмов не было. Не имеющий никакого отношения ни к спорту, ни к борьбе, но опосредованно имеющий отношение к мотивации. Правда, в той же мере, в какой любое хорошее произведение взывает к проявлению и защите вечных ценностей.

Редко встречаются в последнее время «достоевские» мотивы, которые были бы поданы хорошо и в меру. Взяв за основу фабульную канву «Гражданина Кейна», режиссер фильма Айдын Салман показывает историю жизни турецкого «Идиота», совершенно незлобивого человека, который в самом начале фильма убивает своего начальника и умирает в тюремной камере, произнеся заветную фразу, за которую цепляется его собеседник-журналист и начинает искать объяснение жестокому поступку героя. В разговорах журналиста с родственниками, коллегами и друзьями героя режиссер разворачивает портрет почти блаженного человека, который, тем не менее, проигрывает в борьбе с темной стороной самого себя.

Даже в этом смысле, в смысле проигрыша героя, который никогда не был успешным, это кино противоречит очевидной тематике мотивации. Но, если касаться неочевидного, то настоящий образ идеального человека всегда оказывает благотворное влияние на зрителя, пусть даже ненадолго.

Таким вот естественным образом сами собой примиряются противоречия в тематике фестиваля. «Человек внутри меня» уравновешивает дискурс мотивационного кино.

Кино не может значительно повлиять на поведение сформировавшегося человека. Да и, наверное, не должно. Кино — это, прежде всего, образное произведение, и смешивать его с реальностью, может быть, даже опасно. Тем не менее, если эстетика — это форма, в которую вкладывается содержание, полное разделение эстетики и этики, невозможно.

И можно ли, будучи эстетом, абсолютно точно сказать, что кино не должно влиять на поведение или мышление зрителя? Ну, на несформированного человека оно влияет совершенно точно, и этому никто не может воспрепятствовать, кино остается одним из способов получения информации, хотя и менее доходчивым, чем реальный опыт. А что касается человека взрослого, оно, пожалуй, воздействует, как и любое взвешенное высказывание. То есть, шанс, что человек, с которым ты говоришь, хоть что-то понял из твоих слов, пусть даже не обладая тем же реальным опытом, все-таки остается.

Интересно, что многие фильмы, участвовавшие в фестивале, в том числе итальянские и аргентинские, имели полностью независимый бюджет. И, очевидно, авторам было важно эти фильмы снять, и они хотели бы быть услышанными. Ведь если кино никак не поворачивает мысль зрителя, то какая тогда мотивация делать кино?

В общем, Ростовскому фестивалю хотелось бы пожелать разнообразных фильмов и ежегодного статуса. А всем остальным, в непростых местами условиях отечественной реальности, пожалуй, иногда не помешает немного мотивации, пусть будет!

Источник: Свободная Пресса - общественно-политическое интернет-издание