Городской репортёр: Фёдор Добронравов: «Простое кино делать очень сложно»

11 сентября 2017

За полчаса до встречи со зрителями фестиваля искусств BRIDGE of ARTS, пришедшими сфотографироваться со сватом всей страны, Фёдор Добронравов сидел в маленькой комнате, пил минералку и тихо отвечал на вопросы журналистов. Наконец-то его увидели настоящим: не хитроватым балагуром, а интеллигентным глубоким человеком.

— Почему мы не видим такого Фёдора Добронравова на экранах кинотеатров? 

— Конечно, я отличаюсь от своих героев, — мягко улыбнулся Фёдор. — Было бы странно, если бы я и в жизни был таким же, как мой Ванька Будько. Очень люблю этого своего героя, но мы — разные. Таким меня увидел режиссёр, и хорошо, что мне хватило способностей и профессионализма воплотить этот образ. К сожалению, я сейчас в таком возрасте актёрском, что роли, которые я когда-то хотел сыграть, — я их уже перерос, а которые хочу сыграть — до них ещё не дорос. В душе я себя ощущаю на 25–27 лет, а здесь (показывает на голову) — уже седая башка. Поэтому у меня сейчас внутреннее несоответствие внешнему. Не знаю, как ко мне сейчас относятся режиссёры. Кто я для них? Я вырос из Ставрогина и Гамлета, их я уже не сыграю. Значит, придут другие роли. Вот роль, которую мне довелось сыграть в «Жили-были» (фильм, представленный во внеконкурсной программе BRIDGE of ARTS 2017. — Прим. ред.), — другая. Мне кажется, что я такого героя ещё не играл. Не было такой сдержанности и такой пружины внутренней. Мне нравятся такие люди. 

Историю про этих стариков я принёс Роману Мадянову. Мы соседи по даче, но в кадре никогда не встречались. Я прочёл ему сценарий, и он сказал: «Да!». Сразу, без всяких «давай подумаем». Ирочка Розанова — тоже сразу сказала: «Да!». Все, кому я показывал этот сценарий, безоговорочно соглашались. Я доверился своей интуиции, пошёл в «Ростех» просить денег, и там тоже сразу сказали: «Да!». 

МЫ СНИМАЛИ ФИЛЬМ В КАРЕЛИИ, В ДЕРЕВУШКЕ, ПОЧТИ ОТРЕЗАННОЙ ОТ МИРА. СО СТРАНОЙ ЖИТЕЛЕЙ СВЯЗЫВАЕТ МОСТОЧЕК, КОТОРЫЙ КАЖДЫЙ ГОД СНОСИТ ВОДОЙ, И ЕЖЕГОДНО, СО ВРЕМЁН ИВАНА ГРОЗНОГО, ДЕРЕВЕНСКИЕ ЖИТЕЛИ ЕГО ВОССТАНАВЛИВАЮТ. ЛЮДИ ОТКРЫТЫЕ, БОГАТЫЕ ДУШОЮ, УДИВИТЕЛЬНЫЕ! 

Мы снимали картину с желанием повторить то советское кино, которое когда-то было: «Печки-лавочки», «Доживём до понедельника», «Большая перемена». В той простоте и душевности, с которой тогда снимали. На таком кино я вырос, по такому кино, на мой взгляд, люди скучают. Первой попыткой воссоздать такое кино стали «Сваты», второй — «Жили-были». Получилось ли у нас — скажут зрители. 

— «Жили-были» на фестивале BRIDGE of ARTS Фёдор Добронравов представлял не только как актёр, но и как продюсер. Это новый для него статус. Легко ли ему сочетать бизнес и искусство? Станет ли современный зритель ходить на «неосоветское» кино? 

— Мне страшно быть продюсером, ведь я в этом ничего не понимаю. У меня, к счастью, есть друзья, с которыми мы выросли вместе, вот они взяли на себя организационную часть, а я являюсь локомотивом. Когда соединяются искусство и бизнес, очень сложно сохранить ту черту, где нужно остановить мысли о прибыли и вспомнить об искусстве. 
С другой стороны, в наше время всякие ментовские сериалы продавать легче — там бегают, стреляют, и много чего ещё накручено. В нашем же фильме нет ничего такого. Здесь шукшинские герои и шукшинские темы. Такое кино не может быть окупаемым. Нам повезло в том, что мне поверили и дали денег просто так, нам ничего не нужно отдавать. 

Я приверженец того, чтобы фильм воздействовал, в первую очередь, на душу зрителя: хочется плакать — он плачет, смешно — он смеётся. Сейчас в кино ходит мало людей, и мы сами в этом виноваты, мы столько лет не уделяли этому внимания. Раньше кино — это было всё. Я бы хотел, чтобы такое положение возродилось. Ведь очень мало на экранах российских фильмов, сплошным потоком — зарубежные ленты, причём не лучшего качества. А люди должны ломиться на наши фильмы! 

Мне интересно и авторское кино, главное — чтобы фильм заставлял тебя что-то делать. Вот недавно была выставка картин Дали, после посещения которой я вышел с ощущением — надо садиться читать! Я вижу, что там что-то значительное, но мой мозг не готов воспринимать это. Вот если такое авторское кино — то да, если цель не только самовыражение автора. Я иногда смотрю фильмы наших молодых режиссёров и удивляюсь — что у них в голове? Почему так: грязь, кровь… Где свет? Ведь древние говорили: «даже стоя по пояс в дерьме, мы всё равно смотрим на звёзды». Мне неприятно смотреть ужастики, а вот фильмы, которые волнуют, — это моё. Называете их «простыми»? Называйте. Очень сложно снять простое кино. 

— Чем может удивить Фёдора Добронравова современный кинематограф? О чём он мечтает как продюсер? 

— Когда мне не хватает кислорода — я смотрю фильмы Тарковского, когда другое настроение — наши советские сказки. Очень хочу снять сказку — такую, как снимал Роу. Но это очень дорого. Голливуд, снимая фантастику, поставил очень высокую планку. Например, я пересматриваю «Аватар», как подорванный. В нём есть смысл, красота, бурная фантазия человека! Я жду не дождусь, когда выйдет продолжение, ведь режиссёр спускался в Марианскую впадину, что он там подсмотрел, чем он удивит? 

Я очень люблю талантливых людей, они меня в современном кино и удивляют. И на BRIDGE of ARTS приехал с тайной надеждой подпитаться чем-то новым, неординарным. 

МЫ МНОГИХ ПРОСТО НЕ ЗНАЕМ, ОНИ СИДЯТ У СЕБЯ В РЕГИОНАХ, И ИМ ОЧЕНЬ ТРУДНО ПРОБИТЬСЯ. Я КАК ЗЕМЛЯК СТАРАЮСЬ ПРИВЛЕКАТЬ К ФЕСТИВАЛЮ ВНИМАНИЕ КИНОДЕЯТЕЛЕЙ. 

А ещё земляков наших буду подтягивать в свои картины: с Владом Ветровым хочу снять фильм, Павла Деревянко буду звать. У нас на Дону очень много талантливых артистов, у нас край богат на таланты! 

Ещё мне бы хотелось снимать в своём продюсерском центре такие картины, которые бы поднимали ремёсла, показывали людей, которые занимаются обычным трудом. Как, к примеру, фильм «Девчата», другие фильмы, где снимался Рыбников. Ну и, наверное, комедии. Я люблю шутки и сам люблю шутить. Юмор — это единственное, за что можно держаться в нашей жизни. 

Текст: Светлана Лукьянчикова

ЧИТАТЬ полностью: cityreporter.ru