Filmz.ru: "Мастер-класс Микеле Плачидо"

05 сентября 2016

Максим Марков представил конспект выступления итальянского кинематографиста, который прошёл в рамках Делового форума:

Главным гостем кинофестиваля «Bridge of Arts», что прошёл на прошлой неделе в Ростове-на-Дону, стал Микеле Плачидо – по-прежнему популярный в наших краях итальянский артист, представивший в конкурсной программе свою новую режиссёрскую работу: фильм «Выбор». Увы, несмотря на то, что по другую сторону камеры Плачидо оказался ещё в начале 1990-х, как режиссёра мы его практически не знаем: не помню, чтобы его ленты выходили у нас в прокат, хотя их наверняка можно при желании разыскать в сети. Тем не менее, его ростовский мастер-класс по теме «Режиссура» собрал немало слушателей. На ютьюбе уже выложена полная запись этой встречи, я же предложу вам её краткий конспект – это, предупрежу, не точные цитаты, а скорее пересказ услышанного.

- Андрей Кончаловский прислал мне сценарий «Грех»: русский режиссёр хочет изобразить итальянского художника Микеланджело. Вскоре мы встретимся в Венеции, а затем поедем в Альпы, чтобы там выбивать из мрамора работы Микеланджело. Я счастлив, для меня это круче «Оскара».

- В молодости я посещал Академию театрального искусства, на меня повлияли Шекспир, Чехов, Достоевский, великая греческая трагедия. Я работал даже с Джорджо Стрелером. Но кинорежиссёр Лина Вертмюллер предсказала мне: «Ты будешь много работать в кино. Ты средний актёр, но смотрят только на тебя». Марио Моничелли говорил похожие слова про Мастроянни – что на того зрители смотрели куда больше, чем на другого актёра, который технически был намного лучше. Может, в этом вопросе мне помогла моя фактура. Но всё же в основе своей я театральный актёр, а не киношный.

- С актёрами я работаю жёстко, я верю, что знаю актёра, знаю его слабости. Сейчас я много работаю в театре с молодыми актёрами. Часто пишу им монологи – и они тоже сами себе пишут, порой это лучше, чем читать текст из уже готовой пьесы. В каждом хорошем тексте - от Чехова до Шекспира - один и тот же рассказ: о Добре и Зле. Но Чехов мне нравится больше всего, потому что он говорит о нашей глупости. Все великие герои – такие же, как и мы: хрупкие, нежизнеспособные. 

- Однажды я сказал своим артистам: «Возможно, кто-то из вас убьёт женщину, другой наложит на себя руки, у кого-то возникнут финансовые проблемы - и он не сможет закончить курс. Уверен, многие из вас ненавидят своего соседа, а кто-то в кого-то влюблён. И мы должны работать вот с этим». Так мы занимаемся психоанализом. Невнимательный преподаватель всего за несколько лекций может разрушить молодую личность. Мой подход прежде всего очень человечный. Но всё же надо понимать, что талант - либо есть, либо его нет. 

- В кино я использую театральные методы. Режиссёр выступает в качестве дирижёра. Каждый мой актёр делает изыскания не только в своём герое, но в каждом герое рассказываемой истории. Это позволяет мне никогда не показывать, что один актёр лучше другого. При необходимости мы перемешиваем все карты – и разыгрываем партию в любом случае.

- Я не уверен, что могу кого-то назвать «живой легендой», но мне близок режиссёр итальянского происхождения Мартин Скорсезе.

- Актёром быть легче. Тебя забирают на машине, рядом с тобой всегда 5-6 человек: захочешь что-то выпить, съесть, что угодно – всё принесут; это большая привилегия. Заниматься режиссёрской деятельностью намного труднее. Нужно первым вставать и последним ложиться. Быть режиссёром - это настоящая страсть, особенно если ты делаешь тот фильм, который ты любишь, а не кино исключительно для финансового успеха. Это больше, чем быть просто звездой. 

- Мой первый фильм – это история африканского парнишки, который приехал в Италию, чтобы найти эмигрировавшего сюда брата; тот устроился здесь на работу собирать помидоры и откладывал деньги, чтобы уехать учиться в Болгарию (там были сильные вузы, многие студенты из Африки приезжали учиться в Болгарию, но это стоило денег). Почему я сделал этот фильм? Потому что однажды один африканский парень рассказал мне свою историю. Я предложил её продюсерам, никто не захотел этого делать. Тогда сделал я. Таким образом я начал заниматься режиссурой.

- Артисты без актёрского образования - это возможно, прежде всего - в кино. У нас в Италии есть в этом плане большая школа – достаточно вспомнить великого режиссёра Витторио де Сика, он выиграл два или три «Оскара» (считать всё – так четыре: ММ), два из которых – за фильмы с актёрами, которые не были профессионалами, которых он буквальным образом подобрал с улицы. Это течение называлось «неореализм». И в моём первом фильме все актёры не были профессионалами, я тоже их всех набрал с улиц. Я влюблялся в этих людей из-за того, что они были простые, но в то же время обладали какой-то энергетикой – поэтому я их брал и снимал в своих фильмах. Например, у меня есть картина, где задействовано одиннадцать героинь, которые работают на фабрике. Некоторых из них играли профессиональные актрисы, других - настоящие фабричные работницы; вместе они проделали хорошую работу. 

- Я проникнут русской литературой и несколько лет назад хотел поработать над образом Льва Толстого. Это очень современный персонаж, прежде всего из-за того, что сейчас происходит в нашем мире. Это актуально: возвращение к сельскому хозяйству, необходимость посвятить себя бедным людям, эмигрантам. Мне хотелось бы сделать фильм о Толстом или по Толстому.

- Я начал своё выступление с того, насколько был важен русский театр для моего образования. Я очень хорошо помню тот спектакль по пьесе Чехова, который Никита Михалков поставил в Италии с Марчелло Мастроянни. Я видел в Италии и другие русские спектакли, особенно в 1970-80-х годах - например, чеховскую трилогию Кончаловского. Моё мнение: современное искусство начинается в русском театре. Эти характеры, персонажи той эпохи – это первые театральные характеры, которые мы узнаём и сегодня. Поэтому театр начинается здесь, причём буквально здесь: Чехов ведь родился в нескольких километрах отсюда. Я хорошо знаю историю самого Чехова, кем были его отец, его мать, его братья и сёстры – все эти театральные характеры родились уже в его биографии. Когда Чехов переезжает в Москву и знакомится со Станиславским – в этот момент рождается русский театр. Но помимо Чехова и Станиславского, я очарован и всеми остальными актёрами той эпохи, тем, как они жили.

- Мне было бы очень сложно снять фильм о России, как было бы тяжело и любому другому режиссёру, который не рождён в этом месте. Я не из этой среды, и для хорошего фильма должен прожить здесь по крайней мере два-три года. Правда, я уже говорил, что есть персонажи Толстого, которые меня просто завораживают, которые необыкновенно современны… Кстати, вот прямо сейчас мне пришла в голову идея о том, как было бы здорово поставить фильм о Художественном театре, показав, как Чехов присутствовал на репетициях Станиславского. Вновь повторю, что это был прекрасный, выдающийся период! Время, когда создавался современный театр – а на подходе была русская революция. 

Читать полностью на сайте filmz.ru